ІНТЕРВ’Ю МІНІСТРА В.ЧЕРНИША «АіФ в Україні»

Міністр Вадим Черниш в інтерв’ю «АіФ в Україні» розповів про важливість Мінських домовленостей та перспективи миротворчої місії ООН на Сході України

 252802c0-40dd-11e9-87c2-0f52cbbe1d8d.jpg

«Минские договоренности и Минский процесс – это разные вещи. Формально Минские договоренности – это документы, подписанные во время сверхгорячей фазы боевых действий», – начинает беседу с «АиФ в Украине» глава Министерства по вопросам временно оккупированных территорий и внутренне перемещенных лиц Вадим Черныш.

ВОПРОС ЖИЗНИ

–  Вадим Олегович, выходит, что без Минских договоренностей остановить горячую фазу было невозможно?

–  Да, они позволили начать переговоры, когда говорят пушки - переговорщики молчат. В то время главной была проблема безопасности – отведение войск, линия разграничения, зоны безопасности. У страны не было армии, которая есть сейчас. Ситуация требовала немедленного разрешения. Украина стремилась остановить насилие, используемое РФ как способ давления для достижения политических преференций. Из-за этого нашими противниками в Минские договоренности закладывались и политические моменты. Дипломатические баталии нужно было закончить быстро, так как гибло много и гражданских, и военных.

–  К чему привели эти дипломатические баталии?

–  В «дорожной карте» Совбеза ООН постоянно появлялись дополнения. Но в итоговом документе есть комплекс мер, утвержденный Совбезом ООН (и обязательный для исполнения странами-членами ООН). Нормандский формат стал контрольным механизмом для его исполнения.

ДРУГОЙ ПЛОЩАДКИ НЕТ

– Но дальнейший переговорный процесс важен не менее?

– Минский процесс – это единственная переговорная площадка, где можно говорить с РФ напрямую, решать не только политические и вопросы безопасности, но гуманитарные, социально-экономические вопросы. Конечно, Украина в этих переговорах стремится поднять все вопросы, которые возникли в связи с конфликтом Украины и России. Часто люди не понимают, что там обсуждается. Но мы не имеем другой подобной площадки. Убежден, что Минск – не в тупике, ведь это процесс, во время которого всегда возникают вопросы, которые нужно обсуждать.

 Почему же возникают идеи создать другую площадку?

– Это – мифы. Люди, критикующие Минский процесс, не отличают его от Минских договоренностей. Но все время возникают вопросы, которые необходимо обсуждать. Где еще об этом говорить? Кроме того, эти переговоры были организованы для имплементации Минских договоренностей. Там есть гуманитарная часть. Украина в последнее время настаивает на решении двух основных проблем. Первая – освобождение незаконно удерживаемых лиц, обмен «всех на всех». Второй вопрос - гуманитарный доступ и гуманитарная помощь населению, которое проживает на временно оккупированных территориях. В Минских договоренностях записано, что она должна распределяться по общепринятому международному механизму. С подконтрольной территории Украины и до самой линии разграничения вопросов по доступу для международных гуманитарных организаций нет, иногда мы его ограничиваем лишь из соображений безопасности. Но на временно оккупированной территории гуманитарным организациям запрещено свободное передвижение, им нужно проходить спецрегистрацию. Некоторых из них вообще оттуда выгнали по надуманным причинам. В ОРДЛО запрещают международным гуманитарным организациям, например, собирать людей и обсуждать их психологические проблемы, ведь это считается агитацией. То есть, нет свободного гуманитарного доступа.

– А как решаются социальные и экономические вопросы?

– Социально-экономическая подгруппа в Минске наиболее эффективна. Это вопросы, касающиеся повседневной жизни 3,5-4 миллионов людей - такие, как водообеспечение, газо- и электроснабжение.

– Оцените, пожалуйста, успешность Минского процесса в целом.

– Утверждать, что Минск «не эффективен», абсолютно неверно, ведь жертв стало меньше, появились возможности для восстановления инфраструктуры на подконтрольной части Украины, люди на оккупированный территориях получают гуманитарную помощь, доступ до питьевой воды. Что касается политической части переговоров: в Минских документах говорится о децентрализации, автономизации там нет. И ни о каких органах власти, кроме местных, речь не идет. Но в разгар переговоров о политическом урегулировании в ОРДЛО проводятся выборы в структуры вне украинского законодательства. Поэтому оценивать успешность Минска только по результатам работы политической подгруппы неправильно. Но чем измеряется успешность Минска – только политическим, или всеми четырьмя компонентами?

–  И говорить, что Украина забыла об оставшихся там гражданах – несправедливо?

– Да. Мы обеспечили гуманитарный доступ, на протяжении первых двух лет конфликта разминировали 12 участков территории для обслуживания инфраструктуры на линии разграничения. Эти мероприятия жизненно важны для граждан по обе стороны линии разграничения.

ПЛАН ИЛИ МАНИПУЛЯЦИЯ?

– Почему возникают предложения сменить Минский формат?

– Те, кто говорят об этом, спекулируют на том, что к Минскому формату не привлечены многие мировые игроки. Но когда я участвовал в Минских переговорах, встречался с представителем США, участвующим в заседании Трехсторонней контактной группы. Также, есть решение Совета ЕС о том, что Евросоюз представляют Франция и Германия. Более того, я провел ряд встреч с руководством ECHO – Департамента по гуманитарной помощи Еврокомиссии, организации-донора, финансирующего помощь населению востока Украины. Все они проинформированы о ходе Минского процесса в разных подгруппах. Так что проблем здесь не вижу.

Политики, поднимающие вопрос о неэффективности Минских переговоров, либо чего-то не знают, либо сознательно этим манипулируют. Напомню, посол Великой Британии в Украине Джудит Гоф в одном из интервью рассказала, что во время последней встречи Рамочной конвенции ООН об изменении климата в Париже у всех ее участников было желание организовать обсуждение в Будапештском формате. Не приехал лишь министр иностранных дел РФ, который, однако, в это время находился в Париже. Без него такой формат невозможен. Правда, в Будапештском меморандуме не прописаны пути решения конфликта.

А те, кто подталкивает Украину к прямым переговорам с к так называемыми «представителями власти» на неподконтрольных территориях, должны понимать: разрушив Минский формат, можно не построить лучший.

 Как появляются «частные» миротворческие инициативы, такие, как план Сайдика?

 Не следует рассматривать план Сайдика, как предложение ОБСЕ. Для того, чтобы так было, он должен быть озвучен официальными структурами организации, нужны ратификации, референдумы в некоторых странах – достаточно вспомнить, как проходила ратификация Соглашения об Ассоциации ЕС с Украиной. Версий появления таких инициатив много: от желания заявить о своей инициативе, которая базируется на определенном опыте до дискредитации того, что Украина пытается делать в этом направлении. 

В Украине возможно существование только нашего государственного плана. План обсуждается отвечающими за это органами власти, принимается парламентом и президентом и становится официальной позицией. Существует решение правительства по утверждению действий Украина-НАТО на 2019 г., в котором один из пунктов – разработка концепции миротворческой миссии совместно с партнерами. Ее проведут МИД, Национальный институт стратегических исследований и наше министерство.

ОПАСНЫЙ МОМЕНТ

– Когда может быть принято решение о начале работы миротворческой миссии ООН на Донбассе?

 Это зависит от единой консолидированной позиции участников процесса и давления на тех, кто этому препятствует. Существуют меры, не дающие мгновенного решения, но постепенно влияющие на поведение тех, кто нарушает порядок системы безопасности в мире.

Украинская дипломатия многое делает в этом направлении. Но внимание к нам привлечено и из-за «народной дипломатии» - это люди, которые поехали работать за границу, неправительственные организации, журналисты и народные депутаты, тоже играющие роль дипломатической службы, они и доносят позицию Украины на всех уровнях.

– Какой должна быть миссия?

 Она должна имплементировать Минские договоренности и достаточной для обеспечения функций безопасности (разоружения, отведения войск, разминирования), гражданского компонента (чтобы у людей была вода, свет и тепло в домах, зарплаты) и полицейского компонента. Качественный и количественный состав миссии, ее бюджет будут определены после приезда оценочной миссии ООН на Донбасс.

– Могут ли предстоящие выборы повлиять на сроки прихода мира на восток Украины?

 Политики часто пытаются подстроить факты под свое видение, лишь часть из них формирует видение, базируясь на фактах. К сожалению, сейчас мы часто наблюдаем видение, не базирующееся на фактах. Если такой политик будет стремиться имплементировать свое видение, может совершить много ошибок.

 

Журналистка Ирина Ванда

Останні новини
17 квітня 2019 р.
Україна продовжує вивчати кращі світові практики з організації протимінної діяльності (ПМД) із залученням усіх зацікавлених сторін
20:58
14 квітня 2019 р.
11 квітня 2019 року делегація чорногорських вчених Державного університету Чорногорії прибула до України для ознайомлення з досвідом впровадження в Україні навчальної програми, що розрахована на підготовку фахівців з вирішення та попередження конфліктів різного рівня
20:09
12 квітня 2019 р.
У МТОТ відбулась зустріч з міжнародними партнерами щодо впровадження комплексу заходів протимінної діяльності, з урахуванням нового законодавства в Україні. У заході взяли участь представники близько 30 країн – партнерів та міжнародних організацій
21:18
11 квітня 2019 р.
Незаконна розробка кар’єрів окупаційною адміністрацією Російської Федерації на тимчасово окупованій території Автономної Республіки Крим та м. Севастополя ставлять під загрозу існування унікальної екосистеми на ділянці урочища «Артезіан» та наносять величезні збитки культурній спадщині України
19:05